Применение управленческих положений на личном примере

Михаил Литвак большое внимание уделяет знанию науки логики. Я хочу привести пока только что знание даже одного первого закона логики помогает в управлении на производстве и в семье. Он звучит так: «В процессе одного и того же рассуждения следует говорить об одном и том же предмете». В виде Аксиомы я хочу его привести так:


Аксиома:

Ваш отношения с супругом — это один вопрос. Ваши отношения с ребенком — это другой вопрос. Отношения вашего супруга(-и) (учителя, бабушки и пр) с ребенком — это третий вопрос. И решать их надо по отдельности, как не связанные друг с другом.


Ну например, стоит ли мужу вмешиваться в ссору жены с ребенком? Нет. Это их отношения. Отойдите. А если и становиться на чью-то сторону, то в этот момент на сторону руководителя (то есть жены). Зачем вам портите себе секс ночью ненужной ссорой? Пусть разбираются сами. Если же они ссорятся на очень важную на ваш взгляд тему, то потом наедине можно и поговорить с женой об ином взгляде на воспитание ребенка. Но до тех пор пока ребенок сам вам не пожалуется на мать, вмешиваться в этот вопрос мы не рекомендуем. А когда пожалуется, то тоже решать только с ним вопрос, не беря в учет отношения с матерью. Точно так же все вопросы касающиеся всех прочих членов вашей семьи: бабушек, дедушек, нянь и учителей и пр. Возможно ниже, на моем примере это будет нагляднее.


Применение наших положений в семейной жизни в отношениях с детьми.

Пример из личного опыта. Мне удалось объединить свои отношения с мужем общей целью — развитие. Я развивалась в своей профессии. Он — давно и очень успешно в своей. Когда мы встречались дома, то делились успехами, и спрашивали мнения друг друга — как преодолеть встречающиеся трудности. Так как его успехи были выше моих, то, конечно, я к нему прислушивалась гораздо больше. У нас случались общие дела, где мы обоюдно помогали. Мне кажется, что его помощь мне была более значительной, в силу имеющихся возможностей, хотя он и мою ценил высоко. Моя дочь от первого брака оканчивала выпускной класс средней образовательной школы. Ходила ко мне на группы по карьере. Иногда захаживала к нам на директорские группы к Литваку МЕ, как лицо «приближенное к директорам», то есть ко мне. Она, глядя на меня, так же очень увлеклась идеей личностного роста и стать лучшей в мире в своей профессии. Таким образом я свою группу-семью сделала активной. Дорогие читатели! Я хочу обратить ваше внимание, что я специально для дочери ничего не делала и никак не увлекала. Мне удалось так перевоспитать себя, что дочь для меня давно не главное, хотя увы, как и большинство, я когда-то тоже была воспитана, что жить надо ради детей. И именно потому, что я перестала жить ради нее, многие наши технические приемы в управлении ею мне удаются легко. Я просто занималась своими делами, и хвасталась ей. Ей хотелось того же, и даже гораздо больше. Вот она и копировала мои действия! Когда ей было 10 лет мне удалось успешно ее сориентировать на максимальное достижение в мире в том, что ей нравится. И в этом мне помогли мои навыки консультирования по карьере, которые я наработала в своем бизнесе. А нравилась дочке тогда кулинария. А где лучшие шеф-повара в мире? Конечно же в Париже. А если Париж, значит надо овладеть свободно французским и английским языками. И после этого разговора за следующие пять лет она сама выучила очень хорошо английский и начала учить французский. Надо сказать, что в силу обстоятельств, моя дочь с 6 до 15 лет жила со своим родным отцом, с которым мы расстались когда ей было 2 месяца, а потом переехала ко мне обратно. Отец делал все, что считал нужным в воспитании. И делал не так уж и плохо. Но его методы, по моим оценкам, были несколько авторитарными, как и у большинства стандартных других родителей. Хотя я на своем мнении не настаиваю. Я же старалась предоставить дочери свободу действий и приучить нести ответственность за все свои фортели уже сейчас.

Когда Анна переехала ко мне жить, я первым делом выделила ей отдельную комнату в нашей трехкомнатной квартире, распределила все территории на свои, ее и общие. Распределили хозяйственные дела — кто и что делает. Раз она хочет быть шеф-поваром, то кухня и готовка на ней, а стирка и уборка общей территории на мне. Надо сказать, что я еще на свои задачи и уборщицу подключила. Ведь я могу ее оплатить, а она пока нет. Так я реализовала функцию подбора и расстановки кадров, а так же решения бытовых вопросов. Учась в последних классах школы дочь подрабатывала преподавателем английского для взрослых и детей в частной школе моей подруги. И даже на 2015 год зарабатывала от 5 до 8 тысяч рублей в месяц. По выходным бесплатно она приобретала опыт в ресторане высокой кухни под руководством французского шеф-повара, принесшего своему ресторану в Париже, где он работал до этого, две Мишленовских звезды**. Кстати в этот ресторан ее устроил родной отец. А с шеф-поваром они еще и на английском общались — дополнительный эффект. Дочь успевала еще и спортом заниматься и крутить роман с молодым человеком. Но вот посещать школу у нее времени явно не хватало. А я, согласно нашим принципам, не вмешивалась, пока ситуация не коснулась меня лично.

**

Прим. Чердаковой В.: Мишленовская звезда присваивается ресторану за высокие достижения шеф-повара, работающего в нем. Это считается наивысшей наградой в области кулинарии.


Дочь: Мама, я сегодня в школе не пойду. Там на английском то, что я 3 года назад учила.

Я: Хорошо. Ты умная, знаешь что делать надо. И знаешь что аттестат получать надо в любом случае.


Через день. Дочь: Мам, я и сегодня в школу не пойду, там какие-то дурацкие тесты по физике, а она мне для поступления не нужна. Я лучше поработаю над трудными местами для себя в английском. Мне надо подготовиться к международному тесту, а там сложнее, чем на уроке.

Я: Анна, ты взрослая и умная. Сама знаешь что надо посещать, а что не обязательно. У нас с тобой договоренность, что я тебе предоставляю полную свободу, а ты, в ответ, мне не создаешь проблем. Если ты считаешь, что твои действия не создадут мне проблем с твоими учителями, и меня не станут вызывать в школу за прогулы — делай как считаешь нужным.

Дочь: Да, я уверена, что все будет нормально. Ведь это ерунда все, что требуют!


Думаю, что все родители, понимают, что получение аттестата — далеко не ерунда. И как бы нам всем не хотелось изменить существующую систему образования, но прислушиваться к ней и учитывать ее мы все вынуждены. Но какова наша задача? Решать все проблемы за близких самим? Или научить их решать свои трудности самостоятельно? Конечно второе. И когда у дочери скопилось из 20 рабочих дней месяца 6 прогулов, не считая опозданий, меня закономерно вызвала в школу классная руководительница. К чему я была готова. И мне пришлось защищать большую наружную границу, как руководителю своей семьи.

Учительница: Виктория Валентиновна! Вы знаете что у Анны прогулы?

Я: Конечно знаю. Это ужасно.

Учительница: И как вы собираетесь решать это?

Я: Даже не знаю. Вот у вас хотела спросить: что делать?

Учительница: Как что делать? Бросайте работу, берите ее за шкирку и приводите насильно на уроки, делайте что угодно — но аттестат получать надо!

Я: Я согласна, что аттестат получать надо. Но если я брошу работу, кто ее будет кормить до получения аттестата?

Учительница: Я не знаю. Меня это не касается. Я знаю, что она должна посещать школу. А если вы не справляетесь с выполнением родительских обязанностей, мы поднимем вопрос о лишении вас родительских прав. Ведь пока девочка жила у своего отца — она исправно посещала школу.

Я: Вы полностью правы. И имеете на это полное право. Если я не справляюсь со своими обязанностями, то меня стоит лишить родительских прав. Но оскорблять ни себя ни ее, приводя здоровенную 16-летнюю девицу насильно за шкирку утром в школу я не стану. Если я не сумела ей показать, что не стоит прогуливать до 16 лет — пусть и она и я отвечаем за свои действия хотя бы сейчас.

Дорогие читатели, вы узнали технику психологического айкидо Михаила Литвака? Учительница не была довольна моими ответами. Зато я осталась довольна этим раундом. С одной стороны я прекрасно понимала, что привести Анну в чувства, чтобы она не прогуливала мне надо. Но с другой стороны, я как руководитель успешно защитила ее от унизительных методов достижения этого, предложенных мне нашей системой образования. И этим реализовала шестую функцию — заботу о попавших в беду. Ведь если Аня не понимала, что она попала в беду, то я очень хорошо это понимала. Вопрос свой с учительницей я разрешила как смогла. И теперь готовилась ко второму раунду, уже на ринге с дочерью. Я вечером забрала ее с занятий спортом, и провела с нею следующий диалог в машине:

Я: Анна, ты знаешь по какому вопросу меня вызывала сегодня учительница в школу?

Дочь: Наверное, по вопросу моих прогулов.

Я: Верно. У нас с тобой была договоренность: я предоставляю тебе полную свободу, а ты не мешаешь мне жить. Я тебе предоставила полную свободу для развития?

Дочь: Да.

Я: Но ты свои обязательства не соблюла. Сегодня из-за того, что мне надо было идти на ковер к учительнице я вынуждена была отменить встречу с клиентом и понесла убытки. С тебя столько-то тысяч рублей. Запиши на свой счет. Как заработаешь — расплатишься. (Здесь я как руководитель успешно использовала финансовый рычаг)

Дочь (смущенно, но с вызовом): Хорошо!

Я: Анна, какие у меня гарантии от тебя, что я больше не буду нести убытки и ты мне больше не будешь мешать жить?

Дочь: Никаких. Ведь пока мне не исполнилось 18 лет ты вынуждена нести за меня ответственность. У нас такое государство. Я бы рада, чтобы тебя это не касалось. Но таковы законы. Через 2 года ты от этого будешь избавлена.

Я: я тебе могу сказать как тебе перестать мешать жить уже сейчас.

Дочь: Как?

Я: Перестать прогуливать.

Дочь: Нет! На это я пойти не могу! У меня куча занятий! Мне надо успеть и там и там! Я не могу прекратить работать или встречаться с молодым человеком! Ты сама на своих занятиях по карьере говорила, что надо если не успеваешь сокращать фронты!!! (Ха! Она пытается использовать против меня — мои же знания и нашу систему. Ну сейчас получит все аргументы сполна!)

Я: Видимо как-то я плохо говорила, что ты сделала именно эти выводы. Анна, ты человек умный и смелый. Ты можешь идти против системы. Я — человек слабый и трусливый. Против системы я не хожу. Она меня сомнет. Вот сейчас ты под занавес своего совершеннолетия добьешься, что учителя натравят на меня родительский комитет и меня лишат родительских прав. Что сделаешь? Буду нести ответственность за свое неумение воспитывать. Я тогда позвоню твоему отцу и скажу, что он был прав, что я не справлюсь с твоим воспитанием. И чтобы он забирал тебя жить обратно.

Дочь: (немая пауза. Слушает затаив дыхание)...

Я: Анна, что это будет означать для тебя? Что работа по выходным в ресторане для тебя окончится и ты в это время будешь зубрить то, что тебе давно и так известно из школьной программы. Что подработка по преподаванию английского за деньги для тебя тоже окончится. Что главным в приоритете станут посещение школы. И что вместо 23-00, как я тебе позволяю сейчас возвращаться, ты была дома по настоянию отца в 15-00. И конечно же, роман с молодым человеком будет так же под его строгим надзором твоего папы. Анна, жить в обществе и быть свободным от него не получится, как говорят великие. Вот и выбирай — какая свобода подходит именно тебе.


Дочь поджала губы, задрала подбородок, и ближайшие 2 недели ночами при закрытых дверях обсуждала по телефону со своим молодым человеком какие-то проблемы. Какие? Нетрудно догадаться! Что я плохая и несправедливая крокодилица! Я не могу сказать, что мне легко удался этот прием управления. До сего момента у нас были теплые отношения с Анной. Но технология — есть технология, и я прием довела до конца. И если до этого моя семья-группа были в полном порядке, то сейчас все изменилось. И мне надо уметь уследить и вовремя повлиять на изменившуюся ситуацию. Это как раз последняя функция руководителя. И если выбирать: останутся ли у нас теплые отношения за счет того, что Аня станет несамостоятельной и конфликтной в жизни с будущим мужем или будущими работодателями — я выбираю, чтобы она стала самостоятельной. Пусть даже ценой наших отношений с нею. Ведь цель воспитания — чтобы дети смогли сами без нас прожить. Поэтому, сцепив зубы, я сосредоточилась на своих делах, а ее демонстративные выпады недовольства мною просто игнорировала. Но свобода — штука заразная. И Анна ею, живя под моей крышей два года, отравилась к тому моменту уже окончательно. Я знала свой кадр хорошо. Поэтому, под угрозой возврата к правильному, щедрому, но несколько авторитарному отцу, Анна выбрала посещение школы и возможность заниматься тем, чем нравится. Ровно через три недели посещаемость уроков была налажена и аттестат получен без моих дополнительных усилий. Не знаю удалось ли мне или нет, но на этом коротком эпизоде я постаралась показать как можно реализовать все функции руководителя в своей семье.


Задачи руководителя в семье и бизнесе
Словарь общения между мужем и женой.