Образование симптомов


  • Образование «симптомов» — форма психологической защиты, при которой во время действия стресса (психотравмирующего фактора) возникают психосоматические явления (болячки), позволяющие отложить решение реальной проблемы.


Вы сталкивались с этим в жизни? Хочу подчеркнуть, что речь идет о симптоме. Болезни как таковой еще нет, но интенсивность симптома позволяет человеку отвлечься от стрессовой ситуации в жизни и заняться своим лечением.


Какие же симптомы могут образовываться? Это могут быть головные боли, боли в кишечнике, неприятные ощущения в области сердца, кашель, мышечные боли, похожие на остеохондроз и пр.

В клинической практике психотерапевтов довольно часто наблюдаются такие симптомы, как частые позывы к мочеиспусканию и дефекации при нарушенном общении с лицом противоположного пола; головные боли, кашель нередко отмечаются при нарушенных служебных отношениях. Часто тренеры по тренингам личностного роста замечают что кто-то откровенно засыпает на семинаре. Причем именно ему как раз-таки в этом месте не стоило бы спать, ибо идет рассказ о решении его проблемы. Это данная сонливость, как раз действие ПЗ. Клиенту не хочется в сознание пускать неприятный факт.


При самом интенсивном обследовании не выявляется никакой патологии. Что тогда делать врачу, если человек продолжает жаловаться? Он вынужден какой-нибудь диагноз ставить и лечение назначать, если они сами без психологической защиты. Но делается это только для того, чтобы что-нибудь поставить и что-нибудь назначить. Конечно, если так продолжается достаточно долго, то какое-нибудь заболевание и разовьется. Но пока это только форма психологической защиты — возникновение симптомов.


Человек боится разговора с начальником (клиентом), у него стучит сердце, и в этот момент поднимается давление. Надо ли ему лечить гипертонию? Ведь ее у него пока нет. Но если он не избавиться от застенчивости и не прекратит бояться увольнения — то обязательно разовьется!

Лектора пригласили на важное выступление, о котором он давно мечтал, на значимую для него аудиторию. У него — садится голос! Но лорингита у него пока нет. Надо ли его лечить? Нет. Надо налаживать психологию.


О себе могу сказать, что я когда волнуюсь покрываюсь пятнами, у меня учащается сердцебиение, иногда перехватывает дыхание. Когда я защищала диплом, и была отвратительно подготовлена к защите, у меня перехватило дыхание настолько что был реальный спазм в горле и я смогла выдавить из себя только несколько слов. Да и сейчас перед некоторыми ответственными выступлениями у меня бывает расстраивается желудок или подташнивает. Как вы думаете как я с этим борюсь? Отказываюсь участвовать в событии? Наоборот! Понимая причину, сразу начинаю делать то, что мне страшно. Выступаю, звоню клиенту, или провожу страшащий разговор. А как себе помочь можно? Записать выступление заранее.


А вам знакомо что-то из описанного?



Как развивается эта защита я хочу показать на одном примере из своей практики, который удалось очень успешно разрешить.


Несколько лет назад ко мне обратилась за консультациями по карьере женщина 26 лет, назовем ее Жанна. На тот момент с первым мужем-алкоголиком Жанна рассталась, высшее образование, живет в Европе и строит карьеру в научном мире. Ее сыну на тот момент было 1 год и 9 месяцев, и они жили вдвоем в однокомнатной квартире. Большую часть работы моя клиентка проводила из дома, одно временно следя и за подрастающим сыном.


Первые наши консультации прошли успешно. Жанна начала применять рекомендации: лучше стали отношения с руководством, больше времени начала уделять своему развитию, что сказалось и на доходах. Меньше стала опекать сына, согласившись что многие вопросы по самозанятости и уходу за собой, по своему возрасту он должен уже уметь решать сам.


Очередная наша консультация по скайпу была назначена на понедельник на 11-00 утра. Вечером в воскресенье мне Жанна присылает письмо с извинениями, что сын заболел, поднялась высокая температура, и можно ли перенести консультацию? Мы перенесли консультацию на неделю. Жанна в течение этой недели писали отчеты мне в почту о своих профессиональных успехах. Заодно сообщила, что к среде под действием лекарств сын почти выздоровел, а в четверг был полностью здоров. Но накануне следующего понедельника я опять получаю от Жанны аналогичное и уже удивленное письмо: «Виктория! Какие-то напасти! Мой Юра опять перед нашей консультацией заболел с теми же симптомами! Я очень за него волнуюсь. Давайте перенесем скайп». Мой ответ: «Жанна! Как скажете. Но ответьте себе на вопрос: зачем вашему сыну надо, чтобы вы не развивались?» Жанна - умная женщина. Быстро сообразила, что скорее всего сын просто с помощью болезни пытается манипулировать ею. И тогда я предложила все-таки провести скайп-консультацию. Ведь сыну от этого плохо никак не может быть? Он будет по-прежнему получать необходимые лекарства и может лежать в кровати.


И вот началась эта консультация. Перед моим экраном оказалось встревоженное лицо Жанны, за которую цеплялся орущий капризным голосом мальчик. Крик от компьютера стоящего в Европе деморализовал работу в нашем Ростовском офисе для 4-х человек. На этот крик сбежались 3 удивленных моих подчиненных в кабинет — что случилось? А ничего не случилось. Обычная работа.


Юра всячески оттягивал мать от экрана и требовал чтобы она с ним играла. Что руководило им? Страдания от простуды и желание поскорее вылечиться? Нет. Капризы человека, который привык что мама должна жить ради него и все свое время посвящать именно ему. А кто привил ему эту мысль? Конечно же сама Жанна до этого! И конечно, из благих побуждений. Ведь и она сама была воспитана в стиле, что жить нужно ради ребенка. Поэтому сейчас крики мальчика, что она плохая и его не любит, были ей как нож по сердцу.


Жанна сидела перед экраном красная и мокрая, понимая что она сама создала ситуацию и слушала рекомендации как сейчас ее выправлять. А как выправлять? С помощью внедрения в жизнь нашего подхода: «Юра! Я тебя люблю. Но живу я не для тебя, а для себя! И ты не мешай мне жить!»


Я предложила эксперимент: т. к. компьютер, по которому мы проводили консультирование, стоял в комнате, то мешающего Юру надо было выставить на кухню, предварительно убрав оттуда все колюще-режащие предметы и доступ к огню. Жанна так и поступила, и выставила мальчика туда: «Юрочка! Я тебя люблю любого. Хоть ты орешь, хоть говоришь спокойно. Но общаться буду только со спокойным, ведь я себя люблю тоже. Поэтому как проорешься и успокоишься — дай сигнал». После этого Жанна с тревожным лицом подсела к скайпу, говоря, что он сейчас два часа не успокоится. Я усмехнулась, и предложила засечь время. Как вы думаете, сколько времени орал Юра? Примерно минут 7. Потом была пауза минуты на 3, и он начал орать снова. Ведь стереотипы поведения за один раз не меняются. А мама ему уже привила стереотип, что исполняет любое его желание в ущерб себе по первому его крику. Кстати, именно так воспитываются истерики. И у нас есть правило: если можешь уступить — уступай ребенку сразу, по первой его просьбе. Если не можешь уступить, или он начал уже орать — пусть теперь хоть наизнанку вывернется — не уступать ни за что. Чтобы не сформировать у него механизма добиваться своего криком.


Возвращаюсь к нашему эксперименту с Юрой. Следующий приступ крика был у него уже минуты 4, а пауза тишины — уже минут на 10. Ну а третий крик уже длился только пару минут, и закончился стучанием ложки о пустую кастрюлю. Юра нашел себе игрушку и сумел занять себя. Что и требовалось доказать.


Жанна была поражена эффектом! Как! Ведь раньше она в таких ситуациях увещеваниями не могла его успокоить часами. Так именно потому, что она увещевала, напирая на стыд и правила приличия — она подавала ему сигнал орать сильнее. Ведь он чувствовал ее нестойкость и только громче продавливал свои желания.


В общем, нашу теоретически-практическую консультацию по воспитанию детей, чтобы они не мешали карьере, я закончила задание Жанне, чтобы она слала отчеты в теченеи недели как продвигается новая «психологическая прививка» сыну.


Передаю слово ей.


«Вчера вечером после нашего разговора еще несколько раз ставила Юру за дверь. Скажу честно, мне было тяжеловато наблюдать как он там плачет, видимо это далеко засело во мне. Но я использовала время с пользой и многое успела сделать по учебе, что не могло меня не радовать. Так как эта болезнь превратилась в кошмар для меня и я не знала, когда мне готовиться к экзаменам. Замечу, что время его истерик значительно уменьшилось и он начинал замолкать уже примерно через 15 минут, шел на кухню, доставал кастрюли и начинал играть. Я говорила ему так как вы говорили, правда реакции от него я не видела, он просто заходил в комнату и начинал хватать игрушки и похныкивать.


За день я очень устала и так как не спала несколько ночей нормально, то была довольно раздражительная, не было сил его усмирять, я сказала ему, что устала и буду спать, а он если хочет может сидеть рядом и играть в машинки, но у меня нет сил.


Он заорал очень сильно, я легла на свою кровать, он прибежал ко мне, пытался поднять мою голову, но не получалось, плакал, у меня не было энергии подниматься, я погрузилась в сон, когда проснулась он спал рядом. Не знаю, сколько он проплакал и не думала, что смогу заснуть под его истерику. Не знаю, правильно ли я сделала, но тогда мне было все равно, я просто хотела спать. (Чувства здоровой женщины! Инстинкт самосохранения важнее! Ведь пожертвовав собой — она заодно убивает и ребенка!, прим. Чердакова В.)


После чего он еще пару раз просыпался, я переложила его на его кровать и ложилась к себе, так как очень хотела спать. Он кричал, прибегал ко мне на кровать, сидел у моей головы и плакал, потом засыпал.


Утром температура спала и он был в хорошем настроении, правда все равно пришлось два раза выставить его за дверь, когда он мешал мне работать, но они были не продолжительные.


Еще хочу отметить, что он стал лучше слушать меня и выполнять мои инструкции и просьбы. В принципе, он это делал и раньше, но после приезда бабушки не могла его привести в чувства. Раньше я могла попросить его что-то сделать, например идти на кровать одевать штаны, он мог убежать от меня, теперь он все это выполняет. По правде, мне тяжело это дается и если бы не результат, который я уже вижу, не знаю, как бы я переживала его истерики. Хотя теперь они меня не трогают и я воспринимаю их как манипуляцию.


Мне сложно оценивать себя со стороны, пока еще периодически скатываюсь на привычное общение с ним. Например, когда работаю, он подходит ко мне и начинает капризничать, я с ним иногда играю, то есть прерываю работу. Днем меня даже посещали мысли, может быть я зря мучаю ребенка, он наверно ненавидит меня, я черствая и все такое. Но потом разум побеждал и я все равно это делала. (Это не мысли Жанны. Это мысли ее сценария (или Дракона), что жить надо ради ребенка, иначе она плохая мать! Но ей удалось подчинить себя разуму! Прим. Чердаковой В.)


С родителями вчера не захотела общаться, правда сегодня поговорили с мамой о ее работе и здоровье Юры. Она хотела узнать, можно ли ей тоже с вами пообщаться, и, если да, то что нужно для этого.

И еще, у Юры, когда я его выставляла за дверь, происходил акт дефекации. Сегодня он какал практически каждые 15 минут и мне приходилось бегать его мыть постоянно. (Сценарий человека — тоже действует творчески! Если Юре не удалось привлечь внимание матери воплями — он придумал иной механизм! Прим.Чердакова В.) А если я начинала работать, он подходил ко мне и показывал на штаны и начинал хныкать, я смотрела, там все было нормально, он тянул меня в ванну и просил, чтобы я посадила его на горшок. Я, конечно, мыслю как провизор и связываю это с приемом антибиотиков и развившимся дисбактериозом, но думаю в психологии свой ответ на это. Так прошел день.


День следующий.

Сегодняшняя ночь прошла лучше, чем предыдущая, Юра просыпался только два раза, правда под утро попросился ко мне. Я не отказала. Может и зря, но ночью мне было сложно себя взять в руки и приготовиться к его истерикам. (Наш подход, что ребенок с первых дней рождения должен спать в отдельной кровати. Иначе у него могут неверно пройти этапы сексуального развития, что плохо отразиться на будущей семейной жизни. Прим. Чердакова В.)


Первую половину дня я убирала квартиру, Юра бродил рядом и пытался помочь, я не отказывала. Конечно, толку от его помощи мало, больше грязи, но учиться тоже нужно когда-то, тем более когда интерес к этому есть. Он пытался подметать и мыть пол, за все 2 часа приборки не было капризов. После обеда он тоже не капризничал, но, кажется, нашел новый путь к моему материнскому сердцу. (Не материнскому сердцу, а невротическому! Юрины подходы опять взбудоражили сценарного Дракона Жанны! Еще Ларош Фуко сказал: «Многие думают, что у них доброе сердце, тогда как у них просто слабые нервы». Прим. Чердакова В)


Вчера он какал, сегодня это прекратилось, зато он начал просить есть, как только видел, что я начинаю заниматься работой. Я сначала не поняла в чем дело и постоянно бегала с ним к холодильнику, доставая ему то одно, то другое. Потом мне это надоело, так как я  понимала, что ребенок сытый. И каждый раз когда он стал просить меня покушать, предлагала ему гречневую кашу, так как остальное, якобы, кончилось. Он стал делать это реже. Сегодня не было повода ставить его за дверь. Я пыталась его поощрять за все, что он делал хорошее.

Вечером, когда я пошла в душ, включила ему мультфильм. Он спокойно просидел все 15 минут, пока меня не было. Раньше он бы начал плакать. Теперь я четко задаю ему вопросы, что он хочет, говорю, что я не понимаю, прошу показать, когда он начинает капризничать и капризы на этом заканчиваются.


Хотела узнать, можно ли смотреть детям такого возраста мультфильмы и сколько времени? (Не знаю. Прямых советов мы не даем. И в каждом случае думать надо. Но на мой взгляд, лучше бы, чтобы он научился заниматься себя игрушками, книгами, или играми с другими детьми. А чуть позже кружками и увлечениями, через которые проявятся его склонности к той или иной профессии. И это вам надо понаблюдать где и в чем у него лучше выходит. В этом и заключается наш принцип выращивания, а не воспитания: создать условия для развития и оставить ребенка в покое, занявшись своим развитием. Ведь с мультиков начинаются пристрастия к играм, перерастающие в игроманию. А это страшно, ибо уже заканчивается массовыми самоубийствами. Но я на своем мнении не настаиваю. Прим. Чердакова В.)


И что нужно говорить, если он упал или стукнулся, когда он идет ко мне, чтобы я пожалела его? (Ничего не говорить. Любовь пассивна. А активность — проявления родительской агрессии. Любви надо учиться у кошки. Кошка лежит на солнце, к ней сам подходит котенок, тыкается в живот и высасывает молока столько, сколько его надо. Она его разве что лизнет разок, и продолжает дальше нежится на солнце сама. Если Юра подходит к вам сам за объятиями и просит ласки — раскройте объятия и предоставьте себя в полное пользование ему. И он сам «высосет» из вас именно ту ласку, которая ему нужна именно сейчас. Прим, Чердакова В.)


Через два месяца.

Дела в развитии самостоятельности Юры шли все лучше и лучше. Но случился небольшой рецедив. В субботу и воскресенье я готовилась к экзамену и сын был предоставлен сам себе. Вечером за день до моего экзамена у Юры поднялась температура, причем очень резко до 38 градусов. Я восприняла это как его манипуляцию остаться с ним и поиграть. Выбора у меня не было, на экзамен мне нужно было идти обязательно, я решила применить методику, о которой вы мне рассказывали. Вечером когда укладывала его спать сказала ему: "Юра, ты заболел и у тебя температура и если ты не выздоровеешь утром и температура не пройдет, то тебе придется лежать весь день в кровати, а все твои машинки мы сложим в коробку, чтобы ты не заразил их. Ты же не хочешь чтобы и машинки заболели?" Он внимательно выслушал, но реакции какой-то не последовало. Утром, в день экзамена, он проснулся без температуры, веселый и довольный. Я была изумлена этим чудом или, как вы говорите, закономерностью.


Через почти 5 лет, в течение которых Жанна активно занималась по нашей системе.

Сын мой умный мальчик, сам научился считать. Ходит теперь в футбол, круто катается на самокате. Сам выносит мусор и снимает белье. По вашей рекомендации стараюсь не делать за него то, что он не просит и он уже многое сам делает! А мой гражданский муж (она повторно и очень успешно вышла замуж) вообще с ним не церемонится и у них отличные отношения. В пятницу мы ходили с ним на каток, до этого я бегала 11 км. У нас сейчас идут соревнования марафон на льду. Юра решил готовиться к детскому марафону, мы катались 3 часа!!! Наверно катались бы и дольше, если бы не закрылось мероприятие! Сын проехал 30 км на коньках! Год назад он начал собирать пустые бутылки по нашему району, сдавал их и на заработанное покупал какие-то игрушки сам! А месяц назад, видя как я читаю лекции по тайм-менеджменту, он пригласил таких же как он деток к нам домой, рассадил их в круг, и тоже им что-то начал читать по книге. Очнеь забавно наблюдать как дети копируют нас!

Конечно не всегда и все гладко у меня с Юрой. Иногда я скатываюсь в сценарное избавительство, но уже быстрее чем раньше прихожу в себя и налаживаю.

Дорогие читатели-карьеристы! Что было бы с этим Юрой, если бы мама продолжала потакать его образованию симптомов и истерикам?

Перед каждый важным событием в своей взрослой жизни (встреча с начальником или свидание с женщиной) у него поднималась бы температура или прохватывал понос! Ну а потом, образовалась бы и реальная болезнь.



Задание для самостоятельной работы по избавлению от образования симптопом:


В течение недели понаблюдайте и запишите в дневник все свои внутренние эмоции, а так же реакции организма перед важными событиями, или только во время мыслей о предстоящих важных для вас событиях. Свидании, выступлении, переговорах и пр.

А потом с помощью специалиста нашей школы проанализируйте их и совместно поищите решение. Если это образование симптомов, то рецепт избавления таков:


Обязательно продолжать делать намеченное! Выступать, идти на свидание или на переговоры! Не планируя подвигов или сверхрезультатов! А просто по силам, которые сейчас есть в связи с вашими симптомами.


А если же у вас есть тревога, не заболели ли вы на самом деле, то параллельно с психологической работой над собой — проконсультируйтесь у врача.



Сублимация
Образование противоположных реакций.